В селе возле ЧАЭС россияне расстреляли священника, не остановил крест и ряса: что известно о погибшем

Просмотров: 123
Whatsapp

В Иванково рядом с Чернобыльской зоной на Киевщине еще в первые дни войны российские захватчики расстреляли местного священника отца Максима. Он ехал в церковь на своей старенькой «Оке», но даже это авто приглянулось террористам.

Вытащили из авто и расстреляли

В Иванково, которое расположено рядом с Чернобыльской зоной в Киевской области, российские оккупанты пришли в первые же часы войны. Говорят, уже в 10 часов утра 24 февраля их танки въехали в село.

27 февраля местный священник отец Максим Козачина (ПЦУ) ехал на своей старенькой «Оке» на службу. На нем была ряса, крест, так что то, что он священник, было видно издалека. По словам местных, батюшку российские солдаты просто вытащили из автомобиля, и хотя он был с иконой, они его расстреляли. А машину забрали.

Похоронить священника не давали несколько дней, он так и лежал на месте убийства. Позже местные жители смогли забрать тело и похоронить во временной могиле.

«Возьмите меня санитаром»

Сам отец Максим родом с Луганщины. В 2014-15 гг. он был на войне капелланом.

«Он рассказывал, что пока воевал тогда, то в Бахмуте построил небольшую церковь. Мы с ним потом ездили туда, смотрели. А вот в своем селе Розважив под Иванковым достроить церковь так и не смог. Люди почему-то не очень ему помогали, он все делал сам. В результате надорвал спину», – вспоминает руководитель 1-го добровольческого мобильного госпиталя им. Пирогова Виктория Крамаренко.

Она рассказывает, что отец Максим был очень скромным, добрым человеком, немногословным, бессребреником. Он не умел налаживать связи, просить. Он больше слушал людей, был для них и священником, и психологом, понимал людей, сочувствовал. Он много работал, всегда чем-то занимался.

«Помню, мы собирались ехать на фронт, проводить медицинский осмотр добровольцев. Был 2018 год, на дворе стоял апрель, было холодно. Я не смогла тогда набрать достаточное количество медиков. Позвонил отец Максим и сказал: «Возьмите меня санитаром». Я тогда ответила ему: «Санитары нам не нужны, а вот духовный отец нужен». Так он поехал с нами. Все 10 дней, что мы работали, было непросто. Холодно, условия тяжелые, мало спали. Но он работал как психолог, разговаривал с людьми, молился. Это было очень важно», – говорит Крамаренко.

О гибели прочитала в соцсетях

В Иванково отец Максим помогал Виктории опекать большую семью Гриненко. Один из их взрослых сыновей был тяжело ранен и прикован к постели. Виктория передавала для него лекарства через священника, посылки.

Сам Максим Козачина был добрым другом семьи и они его любили. А позже, когда Виктория начала проект «Веселка» для детей с инвалидностью, он подключился к его работе. Он был для детей духовным отцом, молился за них.

О смерти священника Виктория узнала из соцсетей. «Буквально за день до его гибели я пыталась дозвониться до него и семьи Гриненко. Но тогда уже связи с тем районом не было. Помню, набирала его раз десять. И почему-то постоянно думала о нем. Уже сообщали, что в том районе российские военные. А потом увидела новость о его гибели. Зачем им понадобилась эта старая машина? Максим никогда не имел какой-то прибыли от своего прихода. Напротив, он всегда все отдавал. Поэтому никакой хорошей машины у него не было, да и быть не могло», – говорит медик.

У батюшки остались две маленькие дочери и супруга. Жена преподаватель и очень хорошо поет в церковном хоре.

Читать в источнике

You don't have permission to register